«Неужели это я?! Господи…» Олега Басилашвили

cover_223978Дело было так. Читая последний роман Пелевина, я постоянно боролась с тошнотой и по старой привычке рефлексировала, почему меня тошнит, да не сформулировать ли это, не написать ли рецензию. Выяснилось, что морально я к этому не готова, поскольку дочитать оный роман до сих пор не могу себя заставить. Когда человека тошнит, а он любит нормально себя чувствовать, то он стремится что-то изменить, чтобы вернуться к норме. В данном случае рекомендуется почитать что-нибудь, помогающее вспомнить о прекрасном: о деле, о творчестве, о любви к людям…

А тут как раз был юбилей у выдающегося артиста Олега Басилашвили. И поскольку заблаговременно он успел написать свою книгу, я решила ее прочесть. Как любые мемуары, она не сплошь состоит из захватывающего текста. Но задачу мою выполнить эта книга помогла. Поэтому тем, кто хочет увериться, что в этой стране еще есть Люди, я рекомендую ее к прочтению. А заодно хочу на память опубликовать фрагмент, ярко иллюстрирующий, что я имею в виду. Из главы «Мои учителя»:

«Борис Николаевич Симолин читал у нас историю искусств. Маленький, выцветший какой-то, глаза голубые, ласковые, усики еле видны… Костюм старенький, мятый… Приносил с собою проектор, проецировал на стенку старые, в заломах, фотографии… Только человек, влюбленный в предмет рассказа, мог так заворожить аудиторию…

Вот он говорит о древнегреческом искусстве. Описывает Нику Самофракийскую:
– Берег моря. Вот стоит она, расправив крылья, – богиня победы Ника! Тяжелы складки ее туники… Поднимите глаза – выше, выше! Туника уже легка, она плотно облегает грудь богини, словно стяг, полощется за спиной! Еще один взмах крыльями – она взлетит, она свободна, грудь ее полна морского воздуха, и – свобода, свобода поднимает ее ввысь!!

Борис Николаевич встает в позу богини. Маленький, в нечищеных ботинках, в брюках с пузырями на коленках, он поднимает руки, словно крылья. Пиджак обнажает штопаную подкладку, но Симолин прекрасен!! Я вижу стройную Нику – она вот-вот взлетит, она торжествует от счастья победы, она объемлет всех нас в радостном порыве и зовет – вверх, вверх! В бездонное синее небо!!!
Борис Николаевич опускает руки, просит задернуть шторы, включает проектор. И мы видим тусклое изображение Ники на стенке. Фото старенькое, в трещинках… Стоит статуя. Без головы. Скучный старый камень…

– Друзья! Войдя в парижский Лувр (это говорилось в 1953 году, какой там Лувр! – в Болгарию не пускали!), вы, дорогие мои, сразу попадете в длинную высокую галерею. В конце ее, на широкой мраморной лестнице, наверху вы сразу увидите ее, Нику. Остановитесь!! Она приглашает вас к себе издалека, она зовет! Посмотрите на нее несколько минут, запомните ее. Затем опустите глаза и, глядя в пол, пройдите сто шагов. Да-да, Козаков, сто шагов, не больше, не меньше! Да, можете сосчитать!! Стоп! Остановитесь! – Симолин останавливается, замирает и медленно поднимает глаза вверх и – изумленно:
– Она иная!! Совсем иная! Она вместе с вами пытается взлететь! Да-да, вы уже чувствуете: морской воздух, соленые брызги Эгейского моря сделали влажными складки ее туники, они тяжелы, мешают, брызги обдают и вас, вас! Вы чувствуете это? Запомните ее. Стоп!!! Стоп!!! Опустите глаза вновь. Поднимайтесь по лестнице, не поднимая глаз, да-да-да, Козаков, не поднимая! И вы – вы вместе со мной – замрите у ее ног.

Симолин замирает и осторожно, словно боясь чего-то, поднимает глаза:
– Боже! Мы летим!! Летим вместе с нею! Ее крылья поддерживают нас! Внизу – море, горы, города, войны, а мы – летим, летим в небесной синеве! Мы свободны!!! Мы свободны, дорогие мои!

Позже, в Париже, мы с моей подругой-партнершей Ирен Жакоб пришли в Лувр. Я был там впервые. Я рассказал Ирэн о своем учителе, о том, как тот велел приближаться к богине… И мы пошли.
Вот она, Ника, – далеко видна на лестнице. Богиня приветственно раскинула крылья, приглашая в полет. Она звала нас! Звала на что-то большое и радостное. Подошли ближе – да-да! Симолин прав – она напряглась, пытаясь оторваться от земли, но как тяжело ей…
Встали у подножия, подняли глаза, и – дух захватило!! – мы летим!! Мы слышим свист ветра в перьях ее крыл!! Мы летим в синем безбрежном океане свободы…

Спасибо вам, Борис Николаевич! В страшном 1953 году вы заставили меня почувствовать счастье освобождения, я не понимал тогда – освобождения от чего, зачем? – но радость была…
Тогда в Лувре, в котором вы никогда не были, я прошел маршрутом, по которому вы никогда не ходили, но вы были со мной рядом, мы вместе застыли у ног богини, и соленые брызги Эгейского моря оросили мое лицо. И ветер неведомой свободы подхватил и понес нас.
Несколько лет спустя после окончания Школы-студии я узнал, что Симолин повесился».

Также в этой рубрике:

«Вся кремлевская рать. Краткая история современной России», книга Миха... Один из самых отрадных поводов сделать запись в блоге таков: человек оказался лучше, чем ты о нем думал. Хотя приходится иметь в виду не человеческие, а профессиональные ...
«В Москву!» Маргариты Симоньян. Покупаем и читаем!... Недавно я сетовала на то, что нет источников вдохновения, чтобы посвящать кому-то из ныне живущих хорошие слова. Счастлива признать, что хоть и редко, но такая возможност...
«Несмотря ни на что». Книга коуча, работающего с людьми творческих про... Приведу-ка я сначала пример. В прошлом году в мировом прокате прогремел фильм «Гравитация». Метафизически он адресован зрителю, который по жизни чувствует себя как космон...
«Жизнь советской девушки» Татьяны Москвиной... Есть такая формулировка, что книга – это артефакт, с помощью которого возможно погружение во внутренний мир автора. Есть авторы, внутренний мир которых вас не интересует ...
В : КНИГИ

Напишите комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)