«Обращение в слух» Антона Понизовского

obraschenie_v_sluhЕсли подсчитывать книги, которые за последние годы вызвали у меня ощущение читательского счастья, то хватит пальцев одной руки. Возможно, это нормальное явление, а возможно, я недостаточно читаю современной литературы. Но сильная книга найдет своего читателя, вот и меня нашла книга тележурналиста Антона Понизовского «Обращение в слух».

Вообще, если кому сказать: «Прочитай роман о русских людях, который по большей части записан в технике verbatim (то есть состоит из реальных рассказов людей об их жизни) и перемежается диалогами в стиле Достоевского», то вряд ли этот кто-то испытает энтузиазм. Ну, пролистает, подумает: сплошная чернуха и заумь, тут своего дерьма в жизни хватает, чтоб еще про чужой кошмар узнавать и в депрессию погружаться. Я, признаться, тоже приготовилась к тому, что будет тяжело и придется себя заставлять. Современные российские писатели меня научили к этому готовиться. Но нет, книжка пошла как рюмка водки в обществе умного понимающего собеседника. Первая колом, вторая соколом, а дальше мелкими пташками и на двое суток.

Я сознательно не стала перед чтением узнавать никакой дополнительной информации о книге, кроме той, что присутствует в цитатах на задней стороне обложки. Поэтому о том, как она писалась, догадывалась сама. В какой-то момент стало интересно: почему, несмотря на все ужасы из жизни рассказчиков, не возникает у меня знакомого тягостного ощущения, мол, всё, не могу больше это читать? Было ли это специальным приемом, чтобы я не успела по ходу повествования идентифицировать себя ни с одним из героев и всплакнуть над его судьбой? Или так оно само получилось? Ведь я все-таки всплакнула в конечном итоге, никуда не делась, и автору тоже интересно было бы узнать, в какой момент это произошло…

Позже я утвердилась в правильности своих догадок: максимально передав особенности живой речи каждого рассказчика, автор все же уверенным скальпелем отсекал от нее все лишнее, чтобы не нарушать внутренний ритм своего романа. И тут суть, конечно, не в фабуле и жанре, а в композиции, именно музыкальной композиции. Кстати, когда автор вспоминает, что он писатель и начинает давать описания погоды и ремарки в третьем лице, он являет пока что наиболее слабую сторону своего дарования. Но это простительно, это даже хорошо, потому что иначе многим из нас стало бы мучительно завидно.

В юности у меня была подружка, которая хорошо танцевала. Однажды по телевизору мы увидели танцевальный номер в исполнении балерины, которой было уже сильно за 40, и подружка сказала: «Она меня уничтожила как танцовщицу». Я понимаю, о чем она. Любой человек, который хочет реализовать себя в каком-либо виде искусства, держит в подсознании подобные примеры. Например я, как человек пишущий, знаю авторов, которые меня «уничтожают», и тех, которые меня вдохновляют и делают счастливой. Вот я читала книжку Понизовского и сделалась счастливая. Такой эффект, и всего за 300р. Кто возьмется превзойти?

Также в этой рубрике:

То еще удовольствие. Новый роман Пелевина «Snuff»... Иногда я думаю, какую работу могла бы выполнять на постоянной основе за зарплату. И понимаю, что не могу даже такую привлекательную, как написание рецензий на книги. Заче...
Размышления по прочтении романа Ольги Каминка «Мои 90-е»... Возможно, разные виды гуманитарных наук и искусств (история, философия, психология, драматургия, литература) в определенном смысле занимаются одним и тем же. А именно: по...
«Жизнь советской девушки» Татьяны Москвиной... Есть такая формулировка, что книга – это артефакт, с помощью которого возможно погружение во внутренний мир автора. Есть авторы, внутренний мир которых вас не интересует ...
«Неужели это я?! Господи…» Олега Басилашвили... Дело было так. Читая последний роман Пелевина, я постоянно боролась с тошнотой и по старой привычке рефлексировала, почему меня тошнит, да не сформулировать ли это, не на...
В : КНИГИ

Напишите комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)